Предприниматель Петербурга
N 20 октябрь 1998

Левый "Цербер" под судом - 2,

или Как продать ворованный замок

crime_cerber.gif (17839 bytes)
Как мы уже писали, в настоящее время в Петербурге идет громкий судебный процесс. Судят злоумышленников, укравших технологию производства замков повышенной секретности "Цербер" и наладивших их подпольное производство.

 

    Обычно в цивилизованных странах технология покупается, и изделия производятся по лицензии. Но это у них — на диком Западе. У нас же все по-другому: проще и дешевле украсть, чем купить. А ведь еще в Новом Завете написано: “Не укради”. Видимо, воры либо не читали Нового Завета, либо в погоне за деньгами забыли эту заповедь. А разве родители их в детстве не учили, что воровать нехорошо? Похоже, что плохо учили.

    “Подпольщики”, естественно, до предела упростили производственную технологию, дабы удешевить производство и получить как можно больше прибыли. В результате получились замки с гораздо худшими потребительскими характеристиками, нежели оригинальный “Цербер” (переименованный в дальнейшем в “Керберос”). И страдал в итоге потребитель, который, придя домой, видел, что дверь в квартиру вскрыта, а имущество куда-то загадочным образом исчезло.

Казалось бы, идет суд. Обычно подсудимые на время суда прекращают свои злодеяния. А то ведь можно и еще один срок получить, что называется, “до кучи”. А наши герои - Никулин, Белехов, Корякин и Торрикин - не только не прекратили производство и реализацию подделок, но и заявляют о своей готовности увеличить объемы производства для того, чтобы “задушить” разработчика и производителя настоящих замков типа “Цербер - Завод замочно-скобяных изделий. Это может подтвердить следующий факт. Решив установить себе в квартиру металлическую входную дверь, я начал обзванивать организации, занимающиеся их установкой, почти везде был примерно такой диалог :

- Какие замки вы ставите на свои двери?

-Разные.

-А есть ли что-нибудь типа “Цербер”?

-Да, есть настоящие “Церберы”.

-А кто производитель?

- ЗАО “Цербер”.

-А есть ли замки “Керберос” производства Завода замочно-скобяных изделий?

- Нет. Это поддельные замки. Подделка под настоящий “Цербер”. Мы такие на свои двери не ставим.

Лишь в двух или трех фирмах из восьми-десяти, которые я обзвонил, предлагали настоящие “Керберосы”, Вот такую политику, “с ног на голову” проводит со своими клиентами полуподвальная фирма с громким названием “Цербер”. И люди почему-то покупаются на нее и ставят себе в квартиры “левые” замки, И тут, по аналогии с “рекламным” слоганом советских времен: “Уходя, гасите свет”, хочется сказать что-то типа: “Уходя, проверьте замок”. Но, видимо, так устроена людская психология, что больше доверия вызывает человек с улыбкой, нежели без нее. Даже если первый — мошенник и вор. А как еще назвать человека, который с ловкостью заезжего коммивояжера пытается всучить потребителю заведомо некачественный товар? Тут кроме воровства присутствует и обман потребителей, статья за который, между прочим, присутствует в Уголовном кодексе. Даже Великий комбинатор чтил Уголовный кодекс! А вот его последователи особого почтения перед Кодексом не испытывают. И зря, А что же администрация Завода замочно-скобяных изделий? Неужели она не пытается как-то прекратить этот замочный беспредел? Конечно же, пытается. Но если ЗАО “Цербер” действует по принципу “Все средства хороши”, то Завод замочно-скобяных изделий использует в своей борьбе исключительно законные и цивилизованные методы. Это еще раз подчеркивает огромную разницу между ними. ЗАО “Цербер” — это бандит с большой дороги, а Завод — ограбленный им законопослушный путник, который не будет собирать своих друзей и знакомых, чтобы отомстить обидчику, а станет действовать официальным путем - через правоохранительно-судебную систему.

Одно из самых пикантных мест в этой истории - то, что ворами являются бывшие сотрудники завода. Между прочим, работая на заводе, почти все они занимали ведущие посты. Олег Никулин был заместителем начальника производства, Олег Белехов — ведущим конструктором, Владимир Корякин — начальником инструментального цеха и лишь Геннадий Торрикин работал “скромным” слесарем. В 1993 году они учредили ЗАО “Цербер”, перед увольнением с завода украли оттуда штампы для изготовления деталей замков, всю техническую документацию на замок и таблицу секретности ключей. И производственный процесс по изготовлению лже-замков начал набирать обороты.

Но рано или поздно все тайное становится явным. И этот обман раскрылся. Благодаря... одному из подельниковТоррикину. То ли совесть этого “бизнесмена” замучила, то ли со своими компаньонами он что-то не поделил — в итоге он пришел в милицию и написал явку с повинной. В конце сентября 1996 года учредители ЗАО “Цербер” были арестованы, В настоящее время они находятся под подпиской о невыезде и ждут очередного заседания суда, назначенного на 17 ноября.

Как говорится, бьют не за то, что украл, а за то, что попался. И неизвестно, что было бы, если бы Торрикин не написал явку с повинной. Вполне возможен такой вариант, что вместо него это сделал бы кто-то другой. Например, Никулин. Интересно, почему его нет на скамье подсудимых? Напрашиваются определенные выводы. Но читатель их в этой статье не увидит. Все решит Федеральный суд Кировского района Санкт-Петербурга, который в скором времени должен поставить в этом деле точку. И наказать виновных по всей строгости Закона.